Гиперо-гипонимические отношения существительных родового понятия «tree»

Дипломные работы на заказ

[Введите текст]

Невский Институт Языка и Культуры

Факультет «Лингвистика»

Кафедра «Лингвистики и переводоведения»

Курсовая работа

Тема: Гиперо-гипонимические отношения существительных родового понятия «tree»

Санкт-Петербург

2015

Содержание

Введение

Глава 1. Реализация гипер-гипонимических отношений в лексико-семантической группе

1.1 Понятие лексико-семантической группы

1.2 Определение гиперонима

1.3 Определение понятия гипонимия

1.4 Определение гипер-гипонимических отношений

Глава 2. Лексико-семантическая группа существительного “tree”

2.1 Особенности образования гипер-гипонимических отношений

2.2 Гипер-гипонимические отношения в ЛСГ существительного “tree”

Заключение

Список использованной литературы

Приложение

Введение

Лексический состав любого языка включает в себя множество языковых единиц или лексем. Данные единицы языка существуют не отдельно друг от друга, а совместно образуют группы слов, объединённых по семантическому сходству. В свою очередь подобные группы создают лексико-семантические поля по тому же признаку. Поля в совокупности формируют лексико-семантические системы языка, которые постоянно взаимодействуют между собой.

Семантическая структура лексических систем может быть описана в терминах парадигматических и синтагматических смысловых отношений.

Смысл лексической единицы можно определить как множество отношений, имеющих место между рассматриваемой единицей и другими единицами водной и той же лексической системе. Другими словами, смысл не только зависит от множества отношений, но и тождественен ему.

Подобные смысловые отношения необходимы для структурирования словарного состава языка. Фундаментальным значением для систематизации лексического состава языка обладает гипонимия.

Термин «гипонимия» не входит в число традиционных терминов семантики и создан сравнительно недавно по аналогии с антонимией и синонимией. Однако называемый данным термином тип отношений между единицами лексико-семантической системы языка, основанный на их родовидовой общности, известен уже давно и признан одним из важнейших конструирующих принципов организации словарного состава всех языков. Это отношение включения или господства, при котором одно слово (оно называется гиперонимом) обозначает класс сущностей, включающий класс сущностей, обозначаемых другим словом — гипонимом, и оказывается шире его по своему значению.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью систематизации лексического состава языка. Лексические системы требуют сложных критериев для выделения связей внутри системы, включающей в свой состав и частные подсистемы.

Объектом в данной работе являются гиперо-гипонимические отношения в системе английского языка.

Предмет исследования заключается в изучении состава лексико-семантической группы существительного “tree”.

Цель исследования состоит в определении функций гиперонима и гипонимов в лексико-семантической группе существительного “tree” на примере из художественной литературы.

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:

1. рассмотреть определение лексико-семантической группы;

2. рассмотреть понятие “гипероним”;

3. рассмотреть понятие “гипонимия”;

4. выявить гипер-гипонимические отношения в ЛСГ существительного “tree” на примере из художественной литературы.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы. Во введении обосновывается актуальность выбранной темы и описывается материал исследования. В главе 1 рассматриваются теоретические представления об объекте исследования, а также этимология термина данного явления. Глава 2 включает в себя анализ лексико-семантической группы существительного “tree”. В заключении подводятся итоги выполненного исследования.

Глава 1. Реализация гипер-гипонимических отношений в лексико-семантической группе

1.1 Понятие лексико-семантической группы

Слова любого языка, находясь друг с другом в смысловых связях и лексико-грамматических отношениях, представляют собой целостною систему.

В Словаре лингвистических терминов лексико-семантическая группа (ЛСГ) определяется как совокупность слов одной части речи, объединённых ядерной (основной) семой. Например, бывают ЛСГ глаголов чувственного восприятия, цветовых прилагательных и др.

Лексико-семантическая группа слов — это класс слов одной части речи, имеющий в своих значениях достаточно общий интегральный семантический компонент или компоненты и типовые уточняющие дифференциальные компоненты, а также характеризующиеся широким развитием функции эквивалентности и регулярной многозначности [Никандрова И.А., 2010, с. 3].

По мнению Жербило Т.В., лексико-семантическая группа — это обширная организация слов, объединенная базовым семантическим компонентом, который обозначает класс предметов, признаков, процессов, отношений. Например, базовый семантический компонент ЛСГ “plant” ‘растение’ включает в смысловую сферу следующие гиперсемы, то есть родовые обобщающие семы, присущие всем единицам определённого класса и отражающие их общие категориальные свойства:

1) “trees” ‘деревья’;

2) “grasses” ‘травы’;

3) “flowers” ‘цветы’ и др. [Жербило Т.В., 2010, с. 174]

В основе ЛСГ слов лежат лексические семы. Явление ЛСГ можно рассматривать как множество слов, подверженных постоянным изменениям на уровне своего состава и соответственно парадигматики. То есть состав и парадигматика структуры каждой группы слов подвижны, постоянно изменяются. Ориентируюсь на такую характеристику ЛСГ, как историческая изменчивость, исследователи понимают ЛСГ слов как собственные языковые единицы продукт языкового развития того или иного языка [Филин Ф.П., 1993, с. 229].

Некоторые лингвисты отмечают, что «ЛСГ слов не представляет собой чётко и однозначно разграниченных классов лексических единиц. Это такие объединения слов, которые накладываются друг на друга, взаимно проникают друг в друга, пересекаются друг с другом. И это не даёт оснований для сомнений в системном характере лексики» [Никандрова И.А., 2010, с. 3].

С точки зрения Никандровой И.А., любая лексико-семантическая группа слов обладает рядом общих параметров:

1. Наличие интегральной семы. Основная парадигматическая особенность слов одной ЛСГ состоит в том, что в их значения имеется единая категориально-лексическая сема или интегральная сема, составляющая семантическую основу группы. Интегральная сема является центральной и иерархически главной в семантической структуре лексического значения. В каждой ЛСГ слов содержатся уточняющие интегральную сему дифференциальные семы, при этом дифференциальные семы являются однотипными, повторяющимися.

2. Иерархический характер структуры ЛСГ. Наличие однотипных, повторяющихся сем (дифференциальных) делает все слова в пределах группы связанными определёнными позициями. Совокупность всех оппозиционных связей формирует внутреннюю парадигматическую структуру группы. Структура имеет иерархический характер, так как все элементы группы связаны с базовым словом (архисемой).

3. Сходство слов одной ЛСГ. Сходство слов, относящихся к одной лексико-семантической группе, проявляется в однотипности их синтагматических характеристик. Наличие общих семантических компонентов в содержании лексического значения слов предопределяет способы их функционирования в составе предложения — единиц более высокого уровня.

4. Регулярная многозначность. Сходство слов, принадлежащих одной лексико-семантической группе, проявляется на уровне их вторичных связей, в сфере вариантных отношений. Ярче всего это сходство выражено в явлении регулярной многозначности, которая представлена тем, что у слов, семантически сходных по основным значениям, развиваются одинаковые вторичные значения [Никандрова И.А., 2010, с. 3].

Основным компонентом в любой лексико-семантической группе является базовый идентификатор, или базовое слово.

Базовый идентификатор значительно отличается от других слов своей группы. Базовое слово, как правило, более употребительно, чем другие лексические единицы группы. Высокая частотность употребления базового идентификатора связана с тем, что его лексическое значение характеризуется обобщённостью. Так как базовый идентификатор обладает нейтральной стилистической окраской, он выступает практически в любом контексте. Семантическое значение базового слова определяет тему лексико-семантической группы.

В основном, в качестве центрального (базового) слова выступает одна лексическая единица. Однако в некоторых случаях базовый идентификатор принимает вид не одного слова, а целого синонимического, антонимического или гипонимического ряда.

Синтаксическая и лексическая сочетаемость базового слова представляется общей для большинства слов одной лексико-семантической группы моделью синтаксической и лексической сочетаемости. Именно эта закономерность повторяемости синтаксической и лексической сочетаемости слов одной группы особенно важна при использовании способа организации лексики по лексико-семантическим группам [Никандрова И.А., 2010, с. 4].

Таким образом, под ЛСГ понимают группу слов, в которой существует иерархическая систематизация дифференциальных сем, связанных между собой парадигматическими отношениями и объединённых центральной семой (архисемой).

1.2 Определение гипероним

Гипероним Ї слово с широким значением, выражающее общее, родовое понятие, наименование класса (множества) предметов (свойств, признаков). Гипероним является результатом операции обобщения ряда лексем, схожих по семантическому признаку.

В рамках тематической группы выделяются разные типы семантических связей. Важнейшая из них — иерархическая связь по линии род— вид между обозначением более широкого множества (более общего, родового понятия), так называемым гиперонимом, и обозначениями подчиненных ему подмножеств, входящих в это множество, т. е. «именами видовых понятий» — гипонимами, составляющими вместе «лексическую парадигму». Иногда в подобных иерархических системах в роли того или иного звена выступает не слово, а словосочетание, например в русском языке в иерархическом ряду “млекопитающее”— “морское млекопитающее”— “дельфин”. Смысловым отношением слова, с одной стороны, к его гиперониму, а с другой — к остальным гипонимам того же гиперонима, определяется объем и содержание выражаемого в слове понятия. С учётом данного отношения, формулируется логическое определение концептуального значения слова, т. е. его «определение через ближайший род и видовое отличие». Более подробный анализ всех смысловых связей, в которых участвует данное слово, разделяет концептуальное значение на его мельчайшие составляющие — отдельные семы. Такое разделение получило название компонентного анализа . Выделяемые семы отчасти выступают в качестве интегрирующих семантических при- знаков, которые объединяют данное значение с какими-то другими, а отчасти — в качестве дифференциальных семантических признаков, отграничивающих одно значение от другого. [Маслов Ю.С., 1987, с. 96].

Семантическая зависимость между гиперонимами и гипонимами ярко проявляется в возможности эквивалентной замены в тексте гипонима на гипероним как подведение вида под род, например: He has a ball; He has a toy. Хотя в конкретной ситуации возможна и обратная замена (He has a toy; He has a ball), однако двусторонняя замена невозможна во всех случаях, так как “toy” ‘игрушка’ может быть не только “ball” ‘мяч’. Фактически в семантических отношениях гиперонимов и гипонимов реализуются отношения между семой и значением в структуре слова. Гипероним соотносится с семой и включает в себя в качестве сем значения всех гипонимов [Копач О.И., 2011, с. 102].

Единство подачи иерархических отношений в толковом словаре обеспечивается, очевидно, правильным и строгим применением вертикально-горизонтального анализа пересекающихся значений, обозначенные в работе Найды Ю.А., позволяющих адекватно установить дискретные диагностические компонен-ты, на которых основываются системные оппозиции языковых значений [12]. Применение названных способов анализа начинается с научно обоснованно-го выбора гиперонима. Это движение вверх по иерархическому дереву, отмеченное у Найды как первый этап работы семасиолога-лексикографа. Следует последовательное использование отобран-ного гиперонима в толкованиях всех связанных с ним гипонимов. Затем, путем сравнения элементов того же иерархического уровня, расположенных по го-ризонтали, определяются и указываются в толкованиях диагностические компоненты значения, которые дифференцируют один гипоним от другого. Ведь, в соответст-вии с принципом «минимального толкования» Э. Г. Бендикса [12], семантичес-кое описание каждой лексической единицы должно включать, по словам Ч. Фильмора, «те и только те, признаки, которые отличают ее от всех остальных лексических единиц данного языка» [14]. Примечательно, что указанные методы толкования осуществимы лишь тогда, когда работа над словарем ведется не по алфавиту «от слова к слову», а по классам слов. При этом необходимо прибегать к наиболее близкому гиперо-ниму, как уже отмечалось, стоящему только рангом выше, а не двумя, тремя или более рангами, так как, чем выше ранг гиперонима, тем шире круг гипонимов, которые он включает в себя логически (как более широкий по охва-ту) и способен определять лингвистически (как более узкий по значению), и тем меньше в нем идентифицирующих ком-понентов. Например, гиперонимы разных рангов это сейсмолог и ученый или исследователь [Сильвий Г. Бережан, 1988, с. 70].

Использовать в качестве гиперонима при толковании различных классов лексических единиц единицы более высоких рангов ни теоретически, ни прак-тически не оправдано, так как при этом требуется всякий раз указывать и те семы, которые заложены уже для всех гипонимов в гиперонимах ближайших к ним рангов. С другой стороны, гиперонимы высших рангов настолько общи, что сфера их применения увеличивается сразу на сотни, если не на тысячи единиц, в связи с чем, уточняющих и многократно повторяющихся сем понадобится гораздо больше в каждом толкуемом слове. Это далеко немаловажный факт, так как не только в сфере «человек», но и в сферах «животное», «растение», «предмет», «средство передвижения» вопрос о ближайшем гиперониме стоит очень остро; ведь далеко не все представители животного мира должны опре-деляться обязательно словом животное, также как не все представители рас-тительного мира — словом растение, не все дискретные объек-ты — словом предмет, и не все транспортные средства — словосочетанием средство передвижения. Вопрос об идентификаторе в виде гиперонима ближайшего ранга может быть решен сравнительно легко только в случаях существования соответст-вующей таксономии (это касается, в первую очередь, наименований животных, растений, химических веществ, геологических образований и т. д.) или номенклатуры (это касается наименований профессий и специальностей, раз- личных товаров, наук, течений и т. д.). В остальных случаях бывает очень не- просто определить, под какой гипероним следует подводить тот или иной конкретный гипоним. Однако решив данный вопрос, потом уже остается только выявлять дифференциальные семы каждого гипонима в сопоставле-нии с другими и по однажды выработанному образцу толковать всю группу однотипных слов. Гораздо сложнее устанавливать глагольные гиперонимы, хотя данную предварительную операцию тоже необходимо делать, по крайней мере, в тех случаях, когда это возможно. Например, для так называемых глаголов чувств типа видеть, слышать, осязать и мн. др. гиперонимом является глагол с более широкой семантикой воспринимать соответственно “зрением”, “слухом”, “осязанием” [Сильвий Г. Бережан, 1988, с. 71].

Гипероним Ї понятие, выражающее общую сущность другого понятия. Например, слово “architecture” ‘архитектура’ является гиперонимом по отношению к слову “building” ‘здание’. В свою очередь слово “building” ‘здание’ — гипероним слова “house” ‘дом’.

Таким образом, в отношении некоторого множества объектов, гиперонимом считается языковая единица, отражающая надмножество исходного понятия.

1.3 Определение понятия гипоним

Гипоним Ї слово с более узким значением, называющее предмет (признак, свойства) как элемент класса (множества).

Гипоним — понятие, выражающее частную сущность по отношению к другому, более общему понятию, их видовое сходство. То есть, из предыдущего примера следует, что слово “house” является гипонимом слова “building”, так же, как и “building” — гипоним понятия “architecture”.

Гипонимия базируется на отношении несовместимости — свойстве семантически однородных языковых единиц, соотносящихся с понятиями, объёмы которых не пересекаются. Гипонимия как родо-видовое отношение представляет собой включение семантически однородных единиц в соответствующий класс наименований.

Термин гипонимия (от греч. hypo — под, внизу и onyma — имя) является новым. В лингвистическом энциклопедическом словаре гипонимия определяется как одно из основных парадигматических отношений в семантическом поле — иерархическая организация его элементов, основанная на родо-видовых отношениях. Однако само понятие гипонимии достаточно традиционно: оно давно было признано в качестве одного из конституирующих принципов организации словарного состава всех языков. Часто его обозначают термином «включение». Например, говорят, что значение слова “building” включается в значение слова “architecture”, соответственно, значение слова “house” включается в значение слова “building” [16].

Подобное отношение включения более специфического термина в сферу более общего термина было формализовано некоторыми специалистами по семантике в терминах логики классов: класс сущностей, обозначаемых словом “architecture”, шире и включает класс сущностей, обозначаемых словом “building” и т. д. Примечательно, что данная формулировка отношения включения строится на понятии референции, то есть на обозначении словом, предложением реально существующего или вымышленного предмета, объекта, явления и т. п., так как оперирует классами сущностей, обозначаемых с помощью лексических единиц. Один из доводов в пользу введения нового специального термина «гипонимия» состоит просто в том, что тогда термин «включение» остается свободным для теории референции и может формализоваться в рамках логики классов. Важно иметь в виду, что гипонимия как смысловое отношение, имеющее место между лексическими единицами, применима как к словам, обладающим референцией, так и к словам нереференционного характера [Дж. Лайонз, 1978, с. 112].

Важная причина, заставляющая отказаться от термина «включение», связана с его многозначностью. С одной точки зрения более общее слово является более «включающим», чем более специфическое слово: “architecture” является более включающим, чем “building”, так как оно соотносится с более широким классом вещей. Но с другой точки зрения более «включающим» является более специфическое слово “building” — более включающее, чем “architecture”, так как оно несет больше элементов информации, больше компонентов значения. Различие существующих подходов к трактовке термина «включение» соответствует различию в традиционной логике и в некоторых теориях семантики между экстенсионалом и интенсионалом словесного знака.

Экстенсионал словесного знака — это класс сущностей, к которым применимо данное слово или с которым оно соотносится.

Интенсионал словесного знака — это набор атрибутов, характеризующих любую сущность, к которой применимо данное слово.

Экстенсионал и интенсионал связаны как обратно пропорциональные величины: чем больше экстенсионал словесного знака, тем меньше его интенсионал, и наоборот. Например, экстенсионал слова “architecture” больше, чем экстенсионал слова “building”, так как первое слово соотносится с большим числом вещей; с другой стороны, интенсионал слова “building” больше, чем интенсионал слова “architecture”, так как характеристика или определение зданий должны соотноситься с большим набором атрибутов, чем те, которых достаточно для характеристики архитектуры.

Следует обратить внимание на то, что некоторые специалисты по семантике, прежде всего Карнап, пытались провести разграничение между смыслом и референцией в терминах логического разграничения между интенсионалом и экстенсионалом. Различие между смыслом и референцией представляет собой различие совершенно другого порядка. Чтобы избежать возможного смешения понятий, употребляется нейтральный, не метафорический термин «гипонимия». Из этого можно заключить, что слова “building” ‘здание’, “design” ‘чертёж’, “construction” ‘строение’ и т. д. являются гипонимами слова “architecture” ‘архитектура’. Таким образом “architecture” является подчиняющим по отношению к своим гипонимам, то есть гиперонимом [Дж. Лайонз, 1978, с. 112].

Принцип гипонимии позволяет нам, в зависимости от обстоятельств, выбирать более общие или более специфические слова для обеспечения комфортной коммуникации.

1.4 Определение понятия гиперо-гипонимических отношений

По мнению З.А. Харитончик, гипер-гипонимия — сложная структура, которая базируется на отношениях подчинения, включения и соподчинения. Последнее логическое основание продиктовано наличием при общем гиперониме «не менее двух соподчиненных членов гипонимического уровня, которые между собой вступают в отношение координации» [Харитончик З.А., 2004, с. 86].

Гиперо-гипонимические отношения — это один из классов отношений парадигматического типа, среди которых также обозначаются синонимия, антонимия и др., образующий лексико-семантические поля и группы.

Наборы слов, связанных друг с другом отношениями соподчинения и господства, которых довольно много в лексической системе любого языка образуют так называемые гипер-гипонимические ряды или, по Ч. Филлмору, таксономии [14].

Гиперо-гипонимические отношения опираются на определенную философскую и логическую традицию, и этим можно воспользоваться, заведомо расширяя, обобщая и терминологизируя слово сравнительно с обычным его употреблением в иерархическом порядке.

Членение семантической иерархии слов выражено делением слов на вещные (субстантивы) и признаковые (предикаты).

Субстантив представляется первичной сущностью сравнительно с предикатами. Всякие сущности — физические, духовные и знаковые — могут быть объектом отражения и выражения и при этом от-носятся к отражаемому и выражаемому языковых картин мира.

Субстантивы (вещи) и предикаты (признаки) являются наиболее общими категориями сущностей отражаемого и выражае-мого языковых картин мира. Это первичное деле-ние сущностей, и оно относительно. Вещь и признак определяются друг через друга: вещь — то, что имеет признаки; признак — то, чем раз-личаются и в чем сходны вещи. Признак выступает как вещь, когда он, в свою очередь, обнаруживает признаки. Таким образом, любая сущность может выступить как субстантив, но некоторые вещи выступают исключительно как субстантивы; это физические тела (т. е. вещи с пространственной границей) и их совокупности.

Субстантив представляется первичной сущностью сравнительно с предикатами. Всякие сущности — физические, духовные и знаковые — могут быть объектом отражения и выражения и при этом от-носятся к отражаемому и выражаемому языковых картин мира.

Предикат существует в связи субстантивов, при этом связь и есть отношение в этом широком смысле.

Под отношением в широком смысле надо понимать такой признак, который вещь делит с другой вещью или вещами, и делит не в том смысле, что они обнаруживают один и тот же признак, а в том, что признак-отношение для своего осуществления требует нескольких вещей — аргументов отношения, это признак с несколькими аргументными концами, он не замыкается в своей целостности одной вещью, но упирается в несколько вещей, он осуществляется между вещами.

Отношениям противостоят признаки, осуществимые в одной вещи, признаки, не делимые между вещами в указанном выше смысле. Их иногда называют свойствами, но это слишком далеко расходится с обыденным пониманием этого слова. В привычном смысле свойство, или способность вещи — это существенный, показательный признак вещи, привычно связываемый с нею, обычно ею проявляемый и потому с достаточной вероятностью прогнозируемый в связи с данной вещью. Свойство нельзя противопоставлять отношениям, так как некоторые свойства вещей суть отношения, но отношения характерные. Кроме того, нехарактерные или несущественные, временные признаки вещей не называют свойствами, даже если они — собственное неделимое достояние одной вещи или каждой вещи порознь. Так, красный цвет вряд ли назовут свойством всякого спелого яблока, потому что не для всякого спелого яблока характерен красный цвет.

Свойство отсылает к глубинным неявным существенным признакам класса вещей или единичной вещи. Оно нередко скрыто от непосредственного наблюдения и в таких случаях не вполне тождественно своим внешним проявлениям, а лишь обнаруживает себя органам чувств. Обозначая такого рода базовые, имманентные, сущностно-скрытые свойства, обычно говорят о свойствах-способностях. Для сравнения: скоропортящийся, но испорченный, гнилой, кислый, прогорклый, свежий.

Субстантивы существуют автономно от отношений, они не формируются отношениями, но вступают в них [Никитин М.В., 2007, с. 359].

Субстантивы как бы подчиняют себе другие субстантивы, обладающие общими предикатами. Другими словами первые можно обозначить гиперонимами, а вторые — гипонимами.

Наряду с отношениями подчинения и господства в гиперо-гипонимических рядах существуют и отношения равноправия, которые устанавливаются между гипонимами одного гиперонима. Такие гипонимы называются согипонимами или эквонимами, и различаются выделенными в их значениях дифференциальными признаками при наличии какой-то общей семантической части [Харитончик З.А., 2004, с. 86].

В ранее приведённом примере гипонимического ряда слова “architecture” ‘архитектура’ слова “building” ‘здание’, “design” ‘чертёж’, “construction” ‘строение’ и т. д. являются эквонимами. Лексема “architecture” является подчиняющим по отношению к своим гипонимам, то есть гиперонимом. Следовательно, все вышеперечисленные семантические единицы состоят в гипер-гипонимических отношениях, образуя тем самым лексико-семантическую группу.

В Главе 1 данного исследования были определены понятия лексико-семантической группы и гипер-гипонимических отношений в ней, под которыми понимается родо-видовая связь однотипных по значению слов, объединённых в группу базовым словом. Архисемы в свою очередь также объединяются лексической единицей высшего порядка или гиперонимом, создавая тем самым лексико-семантические группы.

Лексический состав языка обладает разнонаправленными и многомерными связями, которые требуют систематизации. Лексические единицы любого языка непрерывно взаимодействуют друг с другом. Следует отметить, что лексико-семантические группы — это упорядоченное множество языковых единиц, иерархически связанных друг с другом определёнными отношениями. Структура лексико-семантической группы зависит от иерархии семантических компонентов входящих в нее слов. Особенности парадигматических отношений таких, как гипер-гипонимические, позволяют систематизировать лексический состав языка для удобства его изучения. Лексико-семантические группы, образующиеся путём гипер-гипонимических отношений, структурируют словарь языка.

Лексико-семантические группы в совокупности образуют систему лексики языка. Не смотря на большое количество лексических элементов в ней, лексику можно открыто рассматривать в любой период развития языка путём обозревания парадигматических отношений в выбранной лексико-семантической группе, одними из которых являются гипер-гипонимические.

Глава 2. Лексико-семантическая группа существительного “tree”

2.1 Особенности образования гипер-гипонимических отношений

На сегодняшний день не существует специальных словарей, в которых бы описывались гипер-гипонимические отношения слов. Поэтому для выделения данных родо-видовых отношений необходимо проводить долгую и кропотливую работу.

В конкретных коммуникативных условиях определенная информация оформляется без ущерба для эффекта речевого воздействия разными языковыми средствами. Одной из возможностей такого варьирования является разная степень абстракции. Например, объясняя чье-то плохое самочувствие: человек белен (a man is ill); у меня болит голова (my head aches); у него боль в желудке (he has pain in the stomach). Использование изменения степени отвлечения помогает поиску слова и гибкости выражения мысли. Отношение рода и вида — одна из основных разновидностей самых общих отношений между понятиями. Род — это класс предметов (понятий), в состав которого входят другие классы предметов (понятий), являющиеся видами этого рода. Понятие рода имеет более широкий объем, чем сопоставляемое с ним понятие вида. Родо-видовые отношения строятся на последовательном подчинении и образуют иерархии [1].

Ранее обозначены следующие типы отношений:

1) гиперонима к гипониму с возможностью замены гипонима гиперонимом без особого ущерба смыслу,

2) гипонима к гиперониму при невозможности замены гиперонима гипонимом,

3) между согипонимами при условии, что один гипоним исключает другой согипоним, сохраняя при этом, однако, связь однопорядковости — одинаковых ярусов и иерархий.

Важной особенностью является то, что согипонимы друг с другом несовместимы, но при этом взаимоопределяю друг друга.

Гиперо-гипонимические отношения следует отличать от родственных зависимостей:

а) синонимов, допускающих взаимозаменяемость;

б) «полевых структур», элементы которых выходят далеко за пределы иерархической подчиненности и выстраивания пар слов по степени возрастающей / убывающей абстракции;

в) ассоциативных объединений с их, как правило, непосредственными связями;

г) микрогруппировок типа «целое и его составные части»;

д) градуальных рядов с ярковыраженной доминантой нарастания / убывания степени признака;

е) собирательности [6].

Легко устанавливаются гиперонимические и гипонимические связи в стабильных упорядоченных множествах, таких, как: времена года, страны света, части света, дни недели и др. Отношения гиперонимии и парциальности (целое / часть) иногда перекрещиваются: “родитель” ‘parent’: “отец, мать” ‘father, mother’ — это гипероним / гипонимы, а “родители” в форме множественного числа как в русском, так и в английском языках ‘parents’: “отец, мать” ‘father, mother’ — это отношение типа целое / часть.

Установление родо-видовой и обратной (видо-родовой) связи двух слов — дело простое. Однако для словаря это уже проблема. Вопрос в том, должны ли гиперонимы составить один лексический список, а гипонимы — другой, так что их словарь разделился бы на две части, или гиперо-гипонимические пары должны идти в общем алфавите вперемешку? Параллельно следует учитывать регистровое, синонимическое и антонимическое распределение с сопряженной лексикой. Степень детализации не может быть чрезмерной и избыточной, однако она обязана быть достаточной, чтобы не произошло смешения с другими согипонимами. Еще одной прикладной стороной гиперонимии и гипонимии служит практика преподавания иностранного языка. При общении на чужом языке проблема поиска слова всегда обострена. Владение приемами нахождения нужной номинации облегчит коммуникацию. Поскольку замена слов рода и вида односторонняя (легко сменить гипоним на гипероним, а не наоборот), возникает методическая задача выработки навыка обходиться более отвлеченным словом. Дифференцированным характеристикам предосудительных качеств человека (“angry”, “base”, “cruel”, “impudent”, “vindictive”,) предпочитается гипероним “ bad ”.

В речевом применении обнаруживаются некоторые закономерности взаимозаменяемости гиперонимов и гипонимов. Вполне регулярно употребление более отвлеченного слова вместо конкретного. Необходимость что-то завуалировать, скрыть или, напротив, обнаружить, высветить определяет выбор средств выражения. Гипонимы заменяют гиперонимы без каких бы то ни было осложнений, когда обеспечена равнообъемность. Некоторое отступление от регулярности гиперо-гипонимических отношений приводит к осложнению лексикографии. Разнообъемность понятий — явление полисемии, когда производные значения нарушают однопорядковость. Гипероним заменяет гипоним не по своему общему значению, что всегда возможно из-за регулярности подчиненности, а в совершенно других случаях, переживая качественную модификацию, например, с нарушением смысла: у него легкие (больные), связи (влиятельные). Представляется важным отметить наличие в обиходном языке двухчастной согипонимичной модели выражения более абстрактного гиперонима как один из путей поисков отвлеченных номинаций, значительно менее распространенных в разговорной речи, чем в языке нейтральном или научном. Вместо применения общеязыковых абстрактных слов прибегают к частным, довольно неточным заменам. Благодаря их окказиональности они не попадают в словарь, при этом отмечается осознанность и продуктивность образца, по которому строятся выражения [1].

Из сказанного напрашивается вывод, что включение слова в гиперо-гипонимические отношения должно с подключением других параметрических универсалий способствовать извлечению из слова полноты информации, а также уточнению его отношений с сопряженными лексическими единицами.

2.2 Гиперо-гипонимические отношения в ЛСГ существительного “tree”

слово гипоним лексема

Рассмотрим гиперо-гипонимические отношения существительного “tree” на примерах из сказок Оскара Уайльда (“The Nightingale and the rose”, “The Selfish Giant”, “The Star-child”).

В данной работе существительное “tree” обозначается базовым идентификатором своей ЛСГ, или гиперонимом. На основании вышеизложенных особенностей образования гиперо-гипонимических отношений мною в данном исследовании выделяются три подгруппы гипонимов ЛСГ лексемы “tree” по следующим классификациям:

1. родо-видовая классификация;

2. классификация по отношению типа часть-целое;

3. классификация по месту произрастания.

В трёх изученных сказках (“The Nightingale and the rose”, “The Selfish Giant”, “The Star-child”) из представленных ниже предложений выявлены три группы слов по обозначенным выше классификациям, относящихся к ЛСГ общеродового понятия существительного “tree”.

В сказке “The Nightingale and the rose” (“Соловей и роза”) родо-видовая классификация гипонимов представлена в следующих предложениях и частях предложений:

“From her nest in the holm-oak tree the Nightingale heard him, and she looked out through the leaves and wandered.” / Соловей услышал его из своего гнезда на каменном дубе, затем выглянула сквозь листву и задумалась.

В данном предложении словом “holm-oak” tree обозначен вид дерева в своём прямом значении “каменный дуб”, которое включается в общее значение лексемы “tree”, то есть “holm-oak tree” является гипонимом к гиперониму “tree”.

“But the Nightingale understood the secret of the Student’s sorrow, and she sat silent in the oak-tree…” / Только Соловей понимал, в чём тайна страдания Студента, и он тихо сидел на дубе…

В этом примере найден гипоним по виду, а именно лексема “oak-tree” (дуб), являющийся согипонимом к лексеме “holm-oak tree”.

“Sweet is the scent of the hawthorn…”/ Сладко благоухание боярышника…

Гипоним “hawthorn” (боярышник) является видом дерева, что позволяет отнести его к родо-видовой классификации.

По такому же принципу выявлены гипонимы в сказке “The Selfish Giant” (“Великан-эгоист”).

По сказке “The Selfish Giant” (“Великан-эгоист”) в подгруппу по классификации род-вид относятся следующие гипонимы:

“…and there was twelve peach-trees…” / … и росло там двенадцать персиковых деревьев…

Персиковое дерево в данной части предложения относится к виду дерева, следовательно лексема “peach-tree” (персиковое дерево) входит в состав лексико-грамматической группы с архисемой “tree”.

Сказка “The Star-Child” (“Звёздный мальчик”) также содержит в себе гипонимы ЛСГ базового слова “tree”, относящиеся к подгруппе, классифицированной по признаку «род-вид», и состоит из следующих примеров:

“The little Squirrels, who lived inside the tall fir-tree…” / Бельчата, которые жили в дупле высокой ели…

“…and forced his way through the willows…” / и помчался вперёд через ивы…

“And being weary she sat her down under a chestnut-tree to rest.” / От усталости, она присела отдохнуть по каштаном.

Лексемы “fir-tree” (ель), “willow” (ива) и “chestnut-tree” (каштан) обозначают виды деревьев, что делает их согипонимами в исследуемой лексико-семантической группе.

Сказка “The Nightingale and the rose” содержит следующие примеры, которые соотносятся с признаком по отношению типа часть-целое:

“But the Tree shook its head.” / Однако Роза покачала своей кроной.

В данном предложении значение слова “tree” (дерево) расширяется до обозначения вида дерева “rose-tree” (роза), а значение слова “head” (голова) расширяется и приобретает значение части дерева, то есть лексическое значение слова “crown” (крона дерева). При этом “rose-tree” и “head” не являются согипонимами, так как принадлежат к разным классификационным подгруппам, однако гипероним у них один — “tree”.

“But the winter has chilled my veins, and the frost has nipped my buds, and the storm has broken my branches…” / Но зима застудила мои жилы, мороз общипал мои почки, а буря поломала мои ветви.

В примере выделяются три согипонима, входящих в состав ЛСГ “tree” и несущих в себе значение частей от целого: “veins” (жилы), “buds” (почки), “branches” (ветви).

“You must sing to me with your breast against a thorn.” / Ты должен петь мне, прижавшись грудью к шипу.

По аналогии с предыдущим примером, гипоним к базовому слову ЛСГ “tree” обозначен лексемой “thorn” (шип), что также входит в состав подгруппы «части дерева».

“And on the topmost spray of the Rose-tree there blossomed a marvellous rose, petal following petal, as song followed song.” / А затем, из самого верхнего побега Розы начал распускаться прелестный цветок: лепесток следовал за лепестком, как и песня — за песней.

Значение слова “rose” (роза) в данном случае имеет расширенное понятие слова “flower” (цветок), что позволяет отнести данную лексему к ЛСГ лексемы “tree”, т.к. цветок растёт на дереве, то есть является его частью. Соответственно “spray” (побег) и “petal” (лепесток) также относятся к данной подгруппе.

В подгруппу по отношению типа часть-целое из сказки “The Selfish Giant” входят:

“…peach-trees that in the spring-time broke out into delicate blossoms of pink and pearl, and in the autumn bore a rich fruit.” / …персиковых деревьев, которые весной покрываются нежными жемчужно-розовыми цветами, а осенью приносят спелые плоды.

Слова “blossom” и “fruit” являются многозначными. В данном примере необходимо учитывать факт многозначности и выбрать наиболее приемлемое значение для перевода. Так как речь в предложении идёт о персиковых деревьях, лексемы “blossoms” и “fruit” имеют значения “цветы” и “плоды”, что отражает понятия частей дерева. Лексемы “blossom” и “fruit” являются в данном случае согипонимами, относящимися к ЛСГ существительного “tree”.

“And the trees were so glad to have the children back again that they had covered themselves with blossom, and were waving there arms gently above the children’s heads.” / Деревья так были рады возвращению детей, что тотчас расцвели, ласково покачивая ветвями над их головами.

В последнем предложении присутствует гипероним “tree”, лексема “arm” в нём при расширении значения приобретает значение лексемы “ветвь”, так как в данном случае является частью дерева, то есть гипонимом, входящим в состав ЛСГ слова “tree”.

К классификации «часть-целое» также относится также один пример из сказки “The Star-Child”:

“And in the morning he rose up, and plucked some bitter berries from the trees and ate them.” / Утром он встал, сорвал несколько горьких ягод с деревьев и съел их.

В данном примере слово “berries” относится к части дерева, так как есть слово “tree”, уточняющее, что ягоды находятся именно на дереве, что позволяет отнести лексему “berry” (ягода) к ЛСГ существительного “tree” в качестве гипонима.

К третьему типу классификации по месту произрастания в сказке “The Nightingale and the rose” рассмотрены части предложений:

“But there is no red rose in my garden…” / Но в моём саду нет красной розы…

В этом примере слово “garden” несёт своё прямое значение “сад”, указывая место, где существует дерево. В данном случае “tree” остаётся базовым словом своей ЛСГ, а “garden” (сад) входит в подгруппу «место произрастания» этой же лексико-семантической группы, являясь гипонимом к гиперониму “tree”.

“In the centre of the grass-plot was standing a beautiful Rose-tree…” / В центре лужайки стояла прекрасная Роза…

В этом примере найден гипоним по месту произрастания — лексема “grass-plot” (лужайка), являющийся согипонимом к лексеме “garden”.

“It is pleasant to sit in the green wood…” / Какое наслаждение находиться в зелёном лесу…

Значение лексемы “wood” (дерево, древесина) в данном случае сужается, и принимает значение слова “forest” (лес), как место произрастания деревьев.

“…Sweet are the bluebells that hide in the valley, and the heather that blows on the hill.” / Чудесны голубые колокольчики и вереск, цветущие в долине и на холме.

В данном предложении указаны два согипонима, входящие в состав ЛСГ “tree”: “valley” (долина) и “hill” (холм) — места, где можно обнаружить деревья.

“She swept over the garden like a shadow, and like a shadow she sailed through the grove.” / Он пронесся над садом словно тень, и словно тень проскользнул через рощу.

В этом примере также обозначены согипонимы подгруппы по месту произрастания: “garden” (сад) и “grove” (роща). Ранее лексема “garden” была выявлена как гипоним к гиперониму “tree”, следовательно, таковым же является и лексема “grove”.

Сказка “The Selfish Giant” также содержит в себе лексему “garden”, относящуюся к местам произрастания деревьев в части предложение:

“…the children used to go and play in the Giant’s garden.” / … бывало, дети приходили поиграть в сад Великана.

В сказке “The Star-Child” были найдены следующие примеры с указанием мест произрастания деревьев:

“…it seemed to them to sink behind a clump of willow-trees that stood hard by a little sheepfold no more than a stone’s-throw away.” / …им показалось, что она упала в ивовые заросли, что находились неподалёку от небольшого загона для овец.

“So he ran away into the forest…” / Поэтому он побежал в лес…

“But when he had reached the outskirts of the wood, he heard from a thicket a cry as of some one in pain.” / Когда он достиг края леса, то услышал чей-то доносившийся из чащи болезненный вопль.

Лексемы “clump” (заросли), “forest”(лес), “wood” (лес) и “thicket” (чаща) являютси гипонимами по отношению к гиперониму “tree”. При этом слова “forest” и “wood” приобретают синонимичное значение, так как значение “wood” сузилось. Однако синонимия этих слов в данном случае не мешает им стать согипонимами одной ЛСГ, объединёнными общим значением “tree”.

В приложении представлена Таблица 1, в которой указаны слова из исследованных текстов трёх сказок Оскара Уайльда, состоящие в гипер-гипонимических отношениях в ЛСГ существительного “tree”, где сама лексема “tree” является центральной, а подчинённые ей гипонимы разделены по трём, предложенным мною, классификациям.

В Главе 2 данной работы на примерах из сказок Оскара Уайльда (“The Nightingale and the rose”, “The Selfish Giant”, “The Star-child”) составлена лексико-семантическая группа слова “tree”, где “tree” включает в себя значения по трём классификациям: родо-видовой, части и целого, места произрастания.

Гипер-гипонимические связи строятся на основании логического отношения включения или подчинения. Многообразие классификаций значений слова отражает многоплановость, подвижность, семантическую неоднородность и многофункциональность слова. Включение слова в гиперо-гипонимические отношения должно с подключением других параметрических универсалий способствовать извлечению из слова полноты информации, а также уточнению его отношений с сопряженными лексическими единицами. Направлением отношений подчинения в современном английском языке, как свидетельствуют языковые данные, является преимущественно связь от более узкого значения к более широкому, в то время как связь значений от более общего к более частному представлена в гораздо меньшей степени.

Практическая ценность настоящего исследования состоит в возможности применения полученных результатов исследования в практике преподавания перевода с английского языка на русский.

Заключение

Существует необходимость структурирования словарного состава любого языка для упрощения его изучения и преподавания. Смысловые отношения в лексико-семантических группы позволяют систематизировать слава по определённым значениям.

Гиперо-гипонимические отношения играют важнейшую роль для образования иерархической системы языка. Гипонимия в узком смысле — явление лексико-семантическое, ограниченное в иерархии лексем лексической архисемой ЛСГ и достаточно строгим набором гипонимов.

При написании курсового проекта мною была изучена специальная литература, включающая в себя статьи и учебники по лексикологии, в которых описаны теоретические аспекты и раскрыты ключевые понятия исследования, а именно понятие лексико-семантической группу как структуры, и геперо-гипонимических отношений, как отношений, систематизирующих ЛСГ. Рассмотрено практическое выявление гипонимов в ЛСГ существительного “tree”.

В ходе исследования выявлена лексико-семантическая группа гиперонима “tree” по трём типам классификаций: вид дерева, часть дерева, место произрастания дерева. Большинство гипонимов данной ЛСГ имеют свои прямые значения, однако есть примеры, где благодаря выявлению гипонимической связи, слова приобретают суженое или расширенное значение. Как, например, лексема “head” расширяет своё значение, принимая при переводе значение части дерева — “крона”.

Таким образом, гипонимия позволяет выделить необходимое значение обрабатываемого английского слова, допустимое при переводе на русский язык, чтобы передать смысл текста, задуманный автором.

Список использованной литературы

1. Гридасова А.В., Проблема гиперонимии и гипонимии в лексикографическом аспекте русского и английского языков — Армавир, 2010 — 2-3 с.

2. Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов — Назрань: ООО «Пилигрим», 2010 — 174 c.

3. Копач О.И., Учебно-методический комплекс для студентов 1 курса отделения «Современные иностранные языки». — Минск: БГУ, 2011. — 102 с.

4. Маслов Ю.С. Введение в языкознание — М.: Высшая шк. — 1987 — 96 с.

5. Никандрова И.А., Вестник Адыгейского государственного университета. — Вып. № 3, 2010 — 3-4 с.

6. Новиков Л.А., Семантика русского языка. — М., 1992. — с.127

7. Филин Ф.П., О лексико-семантических группах слов — М.,1993 — с. 229

8. Харитончик З.А., Лексикология английского языка, — М.: Высшая шк. — 2004 — 86 с.

9. Никитин М.В., 62 Курс лингвистической семантики: Учебное пособие. — С-Пб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2007 — 359 с.

10. Сильвий Г. Бережан, Способы словарной фиксации системных отношений лексических единиц — Кишинёв, 1988 — 70-71 с.

11. Лайонз, Дж. Введение в теоретическую лингвистику — М.: Прогресс, 1978 — 112 с.

12. Бендикс Э. Г., Эмпирическая база семантического описания. Новое в зарубеж-ной лингвистике. — М., Цит. сб. 1983 — 76 с.

13. Найда Ю. А., Процедуры анализа компонентной структуры референционного значения. Новое в зарубежной лингвистике. — М., Вып. 14, 1983 — 67 с.

14. Фильмор Ч. Дж., Об организации семантической информации в словаре. Новое в зарубежной лингвистике.- М., Цит. сб. 1983 — 27 с.

15. Oscar Wilde, Fairy tales — Moscow, Progress Publishers, 1979 — 39-52, 178-198 c.

16. http://jazykoznanie.ru/135/

Приложение

Таблица 1

TREE / ДЕРЕВО

ВИД

ЧАСТЬ

МЕСТО ПРОИЗРАСТАНИЯ

слово

перевод

слово

перевод

слово

перевод

holm-oak tree

каменный дуб

head

в значении “крона дерева”

forest

лес

oak-tree

дуб

leaves

листва

wood

лес

rose-tree

штамбовая роза

branch

ветвь

valley

долина

hawthorn

боярышник

arm

в значении

“ветвь”

hill

холм

peach-tree

персиковое дерево

spray

побег

grove

роща

fir

ель

bud

почка

thicket

чаща

willow-tree (willow)

ива

thorn

шип

clump

заросли

chestnut-tree

каштан

veins

жилки на коре, листьях

garden

сад

rose

в значении “цветок”

grass-plot

лужайка

blossom

цветок

petal

лепесток

fruit

плод

berry

ягода


+7 (812) 389-23-13

Работаем: Пн-Пт, с 10 до 17

+7 (499) 649-65-17

Работаем: Пн-Пт, с 10 до 17